Матери-одиночки (одинокие матери)

Матери-одиночки

Сегодня одинокая мать, воспитывающая ребёнка без отца, далеко не редкость. Статистика приводит цифры о возросшем числе внебрачных детей, о проценте распавшихся семей, о количестве разводов и ранних смертях, о случаях, когда семья формально существует, но фактически распалась и воспитательная роль отца в ней настолько ничтожна, что ею можно пренебречь.

Ребёнок – это личность, возникающая из союза двух людей. Таким образом, уже на биологическом уровне ребёнок нуждается как в матери, так и в отце. Не представляет никакого сомнения, что полная семья создаёт наилучшие условия для правильного, гармоничного и полноценного воспитания ребёнка. Именно в семье, то есть в едином союзе двух любящих  друг друга людей – отца и матери, - может возникнуть самая естественная и самая оптимальная атмосфера для здорового и многогранного развития ребёнка.

Однако тот факт, что ребёнка воспитывает только мать, ещё не означает, что воспитание её обречено на провал или что развитие ребёнка заведомо пойдёт по неверному пути. Однако воспитание в условиях неполной семьи становится более сложным делом и таит в себе трудности, с которыми рано или поздно придётся столкнуться каждой одинокой матери.

Первая трудность состоит в том, что одинокая мать может быть больше занята работой, чем мать из полной семьи, и потому её ребёнку достанется меньше заботы и внимания, что составляет первый круг психических потребностей ребёнка.

То же относится и к удовлетворению второй психической потребности ребёнка – потребности в обучении. Трудность здесь кроется в её сильной загруженности работой, что может помешать матери наиболее полно и гармонично сродниться с ребёнком. Весьма вероятно, что ребёнок одинокой матери пойдёт в ясли гораздо раньше своих сверстников из полной семьи и будет проводить там значительно больше времени.

Третий круг психических потребностей относится к области эмоциональных связей ребёнка с окружающим миром, или, к потребности в собственном эмоциональном самоутверждении ребёнка. На седьмом месяце жизни у ребёнка проявляется повышенное внимание к одному лицу, и внимание это есть не что иное, как эмоциональная привязанность. Но здесь положение одинокой матери ничуть не хуже. Нехватка второго лица начинает ощущаться только в четвёртом круге психических потребностей ребёнка – потребности в социальной ориентации. С раннего возраста ребёнок, воспитывающийся в полной семье, знакомится с ролью матери и отца, начинает осознавать своё место в межличностных отношениях, у него появляются первые признаки страха перед посторонними людьми, которые позже помогают ему обрести уверенность в себе и так далее. Ребёнок одинокой матери окажется здесь в явно невыгодном положении, особенно если роль отца, которого ребёнок, возможно, и не знает, не исполнялась никаким другим членом семьи (например, дедушкой – отцом матери).

К этому прибавляется ещё одно обстоятельство, осложняющее положение одинокой матери, - пол ребёнка. Одни сложности возникают у неё с дочерью и совсем другие – с сыном. Сын по-разному будет реагировать на отсутствие отца в три года и в десять лет, как по-разному будет относиться к матери дочь в день, когда мать отведёт её в первый раз в школу, и в день, когда она будет провожать её на выпускной бал.

Опыт показывает, что мальчики реагируют на отсутствие отца более болезненно и становятся при этом более уязвимы, чем девочки. По мере взросления мальчики из неполных семей всё острей сталкиваются с проблемой нехватки авторитета, которым в семье, как правило, является отец, а также с проблемой найти себе образец мужчины, способный удовлетворить его спортивные, технические, естественнонаучные интересы и так далее.

Девочки, в отличие от мальчиков, легче адаптируются к изменяющейся обстановке, с ними обычно бывает меньше хлопот в воспитании, но и по их поведению можно заметить, что им не хватает человека, к которому они могли бы испытывать восхищение и по которому могли бы составить себе представление (положительное или отрицательное) о своём будущем партнёре в жизни.

Итак, существует опасность, что мальчики и девочки, растущие с одной только матерью, слишком долго будут оставаться эмоционально незрелыми, а стало быть, и в отношениях с противоположным полом они могут легко впасть в одну из крайностей: либо будут идти на установление связей быстро, нисколько не задумываясь о последствиях, либо будут упорно уклоняться от каких бы то ни было контактов.

Следующим важным фактором, влияющим на развитие внутренних отношений в неполной семье, являются условия, при которых был «утрачен отец». В одном положении находится ребёнок, который отца никогда не знал, и совсем в другом – ребёнок, разлучённый с ним в более позднем возрасте. Причём как в первом, так и во втором случае многое зависит от того, при каких именно условиях отец покинул семью: в результате ли развода, оказался ли он в тюрьме, находится ли в длительной командировке или погиб. В конечном счёте всё зависит от того, как сама мать ведёт себя при этом.

Дело в том, что мы часто переносим свои личные неурядицы на отношение к ребёнку, и чем неурядиц больше, чем они сложнее, тем большую угрозу представляют они для воспитания. Здесь-то и возникает основа известных по романам коллизий, когда мать воспитывает дочь так, чтобы она «отомстила» за все её разочарования, а сына так, чтобы и он уготовил женщинам ту же судьбу, какая выпала на её долю. Правда, в жизни с такими жестокими отклонениями приходится встречаться не часто, но определённые тенденции к этому не редкость. Не очень-то просто бывает вести себя так, чтобы ребёнок, одним своим присутствием напоминающий матери о её неудаче, не почувствовал последствий этого на своём воспитании.

Неудачи озлобляют, а многочисленные трудности, какие испытывает одинокая мать, не способствуют появлению стабильного хорошего настроения. Вот почему у одинокой матери, пусть даже она и не сознаёт этого, довольно часто складывается неприязненное, а случается, и откровенно враждебное отношение к ребёнку, хотя внешне это и маскируется под горячее стремление вырастить из него достойного человека.

Очень часто мы встречаемся и с другими крайностями в воспитании. Одна мать, например, считает, что ребёнок – это всё, что у неё осталось на свете после постигшего её разочарования. Она тщательно сберегает это своё сокровище для себя, забывая о том, что ребёнок – самостоятельная личность со своими особыми, отличными от её желаниями и интересами; она привязана к нему всем сердцем, становится болезненно ревнивой, оберегая его от всех «нездоровых» влияний, и в конце концов, если чего и добивается от своего ребёнка, так это или тупого равнодушия ко всему и ко всем, включая сюда и собственную мать, или открытого взрыва недовольства, также направленного в первую очередь против собственной матери.

Другая мать, оказавшаяся в сходной ситуации, стремится превратить ребёнка скорее в инструмент, чем в цель своих устремлений. Такая мать действует с прямолинейностью тарана, желая, чтобы её ребёнок любой ценой добился в жизни того, чего не удалось добиться ей, и потому её ребёнок должен быть самым красивым, самым обаятельным и умным, пользоваться невероятным успехом у окружающих, все должны чуть не увиваться вокруг него – только это вознаградит мать за все её муки.

Ребёнок, воспитывающийся в полной семье, может недополучить положительные эмоциональные импульсы от одного члена семьи; их ему с лихвой предоставит другой член семьи. Этот же ребёнок может встретить недостаточное понимание своих потребностей со стороны одного члена семьи, тем полней и лучше его поймёт другой. Наконец, ребёнок, воспитывающийся в полной семье, может не найти пример для подражания в одном члене семьи, таким примером станет для него другой член.

Ребёнок, воспитывающийся в неполной семье, видящий рядом с собой постоянно одно и то же лицо – свою мать, - лишён возможности выбора. Тем большая ответственность ложится на плечи одинокой матери, тем ценнее оказывается помощь, получаемая ею от окружающих, независимо от того, идёт ли речь о родственниках или общественных организациях – имеется в виду не столько материальную, сколько психологическую, в которой чем дальше, тем больше будет нуждаться как одинокая мать, так и её ребёнок.

Отсутствие отца сказывается на воспитании ребёнка самым неблагоприятным образом. Однако компенсировать, хотя бы частично, отсутствие отца всё же можно. Эту роль может взять на себя кто-нибудь из родственников, регулярно бывающих в доме одинокой матери и её ребёнка, или из сослуживцев.

Впрочем, у одинокой матери может появиться друг, в котором она хотела бы видеть своего партнёра. Естественно, что к появлению в доме такого одного постоянного друга по-разному отнесётся сын дошкольного возраста или тот же сын, взявший на себя роль «главы семьи». Не следует удивляться, если в первом случае у ребёнка с новым партнёром матери установятся вполне дружеские отношения, а во втором случае могут возникнуть разного рода осложнения и конфликты. Положение с самого начала может исправить и направить в нужное русло мать, если она тактично даст понять сыну, что он по-прежнему занимает в её жизни главное место, что она надеется на его помощь и верит ему, но что ей трудно приходится одной, к тому же она любит своего друга, как со временем полюбит сына совершенно посторонняя девушка, и он ответит ей взаимностью. При таком поведении одинокой матери конфликты, как правило, быстро гаснут, и тогда новый союз, даже если у матери несколько детей, имеет неплохие шансы на успех.

Ребёнок, воспитывающийся одной матерью, как правило, взрослеет быстрее, чем ребёнок, растущий в полной семье. Речь идёт о быстром взрослении только тех детей, чьи психические потребности в первых трёх кругах нашли на соответствующих этапах развития ребёнка полное удовлетворение. Проблематичным остаётся четвёртый круг психических потребностей ребёнка – потребность в социальной ориентации. Но и здесь, как показывают наблюдения психологов, не всё потеряно для одинокой матери.

Ребёнок с хорошей воспитательной основой, встретившись с новыми для него трудностями (например, при знакомстве с лицом противоположного пола или при появлении в его доме постороннего мужчины), не растеряется перед ними, а попытается самостоятельно их преодолеть. Если ребёнок эмоционально развит, если у него установились правильные отношения с матерью, если в нём сведён до минимума комплекс «утраченного отца», то есть надежда, что накопившаяся в нём энергия, необходимая для удовлетворения четвёртого круга психических потребностей, найдёт здоровый выход. Очень может быть, что такой молодой человек окажется впоследствии более инициативным и целеустремлённым, более уверенным в себе и в своих поступках, чем его сверстник из полной семьи, выросший в благополучных условиях и не знавший ни материальных, ни эмоциональных ограничений. (Впрочем, то же можно сказать и относительно ребёнка из полной семьи, где родители не только исполняли любой каприз своего сына или дочери, но и учили их самостоятельно преодолевать трудности).

В заключение остаётся сказать всего несколько слов самого общего характера – нет оснований считать одиноких матерей людьми глубоко несчастными, а их детей – обречёнными на вечную духовную нужду. Трудности в воспитании могут быть сведены к минимуму, и ребёнок, выросший в неполной семье, ни в чём не будет уступать ребёнку, выросшему в полной семье.

 

Справочные статьи: аборт

Будьте здоровы!